11. Конец «Русской мысли»

Записки мои ощутимо движутся к завершению, я уже все больше пишу о первых годах третьего тысячелетия, а между тем за два-три года до конца предыдущего, почти год длилась для меня очень грустное, местами почти отвратительное, и имевшее большое значение для удушения демократических возможностей России уничтожение парижской газеты «Русская мысль». Я не сомневаюсь в том, что оно стало результатом сложной, многоходовой, международной операции КГБ. Но если скажем, операцию по первому разгрому…

20.05.2016
Подробнее >>

12. Последний проект — четверть века Хельсинкским соглашениям

Но возвращаясь опять к началу двухтысячных годов надо вспомнить и о последнем из больших проектов «Гласности» уже неосуществленном. Приближался четверьвековой юбилей Хельсинкских соглашений и я предложил Алану Моду — первому заместителю генерального директора ЮНЕСКО, с которым по-прежнему был в хороших отношениях, в дополнение к специальной сессии ОБСЕ, где главы государств будут подводить итоги своей совместной работы и оценивать бесспорные достижения этих лет — в первую очередь пусть хрупкое, но единство…

20.05.2016
Подробнее >>

13. Шестая, седьмая, восьмая и последняя, девятая конференции «КГБ: вчера, сегодня, завтра»

Между тем, даже после убийства Тимоши и бегства во Францию жены и дочери я не прекратил проведение конференций «КГБ: вчера, сегодня, завтра». На меня самого никаких покушений больше не было, хотя я, естественно, постоянно их ожидал. Просто фонд «Гласность» был уже окончательно вычеркнут из информационного поля. Ни о конференциях, ни о Трибунале по Чечне, ни о тяжелой работе фонда по поддержке неправительственных организаций, многочисленных кавказских наших и международных проектах никто…

20.05.2016
Подробнее >>

14. Конец фонда «Гласность»

Но работу «Гласности» надо было прекращать. Для этого было много причин, но главной была одна — мы семнадцать лет боролись не жалея ни здоровья, ни жизни с самой зловещей силой, которую создала в своей истории Россия — Комитетом государственной безопасности, предсказали его приход к власти, устояли до той поры, когда выяснилось, что к управлению страной эта уголовная организация не способна, но больше уже ничего не могли сделать. Начиналась новое время:…

20.05.2016
Подробнее >>

15. Послесловие. Три документа

«Гласности» уже не было, с правозащитным миром я с большим удовольствием не общался, как, впрочем, и со всем общественно-политическим миром времени Путина. Они уже давно забыли обо мне и я старался забыть о них, приводя в порядок семейные коллекции — в первую очередь археологию Российской империи, начало которой положили еще два моих прадеда. Правозащитная среда меня еще к тому же всегда очень раздражала своей малой цивилизованностью. Но изредка ко мне…

20.05.2016
Подробнее >>